Нарисуй иллюстрацию на одну из данных тем знакомство страшилы с элли

Велгларн Апсу Вьорвин / Аранэль. Том 2.Черновики

предложенные воспитателем темы, но и выступать активными .. понимает доступные произведения искусства (картины, иллюстрации к сказкам и . Знакомство с декоративно - прикладным искусством (Городец, Полхов- Страшила. 2 Учить детей преобразовывать одну бумажную фигуру в другую. Нарисуй иллюстрацию на одну из данных тем знакомство страшилы с элли. Здесь они смогут посмотреть одну из самых красивых сказок братьев. Пусть даже дети этого не знают, видя одну романтику. . Генерал Генералович, - рассказывал тем временем поручик, нацепив на кулак свою фуражку, чтобы Конечно, возможность прихвастнуть знакомством "с самим .. Бедняга, - сочувственно сказал Каша. - Крепись. А лучше нарисуй пацифик над.

Вдруг, прямо около остановки притормозил потрепанный зеленый милицейский "бобик". Прямо напротив меня припарковался. Дверка открылась и оттуда показалась знакомая физиономия. Я подавилась и услышала шепоток за своей спиной типа: Алиса со второго курса на панели работает!

Капитан тоже сообразил, что от радости встречи ляпнул не то, что надо, постарался исправиться, но сделал только хуже. У студентов позади меня челюсти отвисли. Фантазия уже рисовала им мою нескучную жизнь: Мужчина бросил глупую затею, завязать со мной разговор. А его более сообразительный напарник, чем-то напоминающий моего Лысого, подвинул товарища. Там водители маршруток бастуют. Я улыбнулась от души! А вот этот, - он намекнул на разговорчивого капитана.

Мой храп трижды останавливал и сбивал отвечающего. Его товарищ, смущенно отвернулся лицом к окну. И капитан повернулся ко мне лицом.

Оставшееся до дома время, я смотрела на этого Диму и примерялась: Я в свои восемнадцать ждала от мужчин сумасшедших эмоций - чтоб с головой накрыло. Шумно вздохнула и отвернулась.

А хорошее настроение мужчин испортилось, когда, притормозив около моего дома, они увидели поджидающего меня Васю. Я сразу поняла, почему он сердится: Видимо этот братец ездил на мотоцикле, меня не обнаружил и теперь злится, считая, что меня в ментуру загребли.

Не за тройку. За провалы на экзаменах так еще никого не наказывали. Наверное, понял это потому, как меня пальчиком поманили и тут же кулак показали. Дмитрий расстроился, проворчал по поводу неправильно поставленного вопроса о женихе. Тоже оценил то, как я из милицейского "Бобика" вылезаю. На девочку вроде не похож. Получила дежурный втык он выдавался регулярно, для проформы. Рассказала братьям о своем грядущем свидании по ходу до квартиры. Почему-то все сразу уставились на. Не знаю, чего они ожидали: Вася показал Йорику три пальца, намекая на что-то, а тот показал ему купюру в 50 грн.

Вы что ставки собираетесь делать? Испытание для милиционера Димы началось в Дмитрий, минута в минуту, стоял под моей дверью. Мама, выглядывающая из-за моего плеча, хихикнула, продемонстрировав одобрение ухажера. Только мой наряд ей не понравился. Я отправилась на "свидание" в будничном виде - потертых джинсах и футболке с надписью: Кажется, на 8-ое марта. Я тут же передала ее маме. Она, радостно приплясывая, поторопилась за вазой, а мы тем временем спустились по лестнице на улицу.

Как и ожидалось, вся банда моих братцев караулила под подъездом. Во-первых, они не могли справиться с любопытством и интересовались внешними данными Дмитрия. Во-вторых, со своей чрезмерной опекой им тоже было сложно совладать. Сколько лет, сколько зим! Даже в сторону отступила, чтобы меня не тискали. Впрочем, я его не сильно и интересовала.

Парни протянули руки Диме, чтобы познакомиться. Ухажер, польщенный таким вниманием, со всеми познакомился, сразу же попрощался и, подхватив меня под руку, повел прямо по дорожке. Но парни же не отвязались - пошли за нами, причем всей толпой. Я перевела пытливый взгляд на Диму.

Теперь проявлял любопытство Лысый. Их повадки напоминали милиционеру гоппников, но Дмитрий был не на службе и терпел. Хотя нервишки начинали лопаться. Он громко и четко произнес название фильма, надеясь, что от нас отвяжутся.

Зная о моей реакции в таких случаях, парни быстро поравнялись с нами, обступили с двух сторон и предложили: Был ли у Димы выбор? Пиво, пицца с сыром, жаренными оливками и перцем.

Классная музыка, которой хочется подпевать и, ты не сдерживаешься, не стесняешься отсутствия слуха или голоса. В общем - это была классная посиделка с друзьями, но никак не свидание.

Сколько бы раз я ни пыталась его заказать, мне все время отказывали. То ли присутствие милиционера на то влияло, то ли какие-то другие принципы. Но все пили пиво, а я. Мало того, так Йорик треснул по рукам, когда я попыталась утащить у него бокал, чтобы хотя бы сербнуть.

И друзья не преминули поведать ему позорный случай из нашего общего, не такого далекого прошлого Я же пока, они разговаривали, подозвала к себе официантку Но если вам интересно, почему в свои восемнадцать я - Киса, то расскажу без утайки. Абрикоса во дворе ломилась от спелых плодов и собирать их никто не торопился. Детвора нашей улицы как-то не гуляла на площадке, всё бесилась с жиру по скамейкам с телефонами в руках и всякими приставками.

Зато мы - здоровые вроде лбы - страдали тем, что забирались на дерево и срывали абрикосы, кушали, даже не задумываясь об их чистоте и о нашем состоянии от переедания. Ну, кто карабкался по веткам? Я лазать по ним не умела. А парням как раз вздумалось меня научить. Я долго сопротивлялась, пока меня не взяли на слабо.

Отважная Алиса, то есть я, смогла одолеть расстояние в два метра над уровнем земли. Другими словами - забралась я только на третью или даже вторую ветку.

На ней повисла, вцепившись в древесный отросток и руками, и ногами. И только Йорик с Лёвой и Васей понимали, что дела не будет, а я медленно, но уверенно впадаю в истерику. Надо еще знать его интонацию, чтобы понять причину, по которой я полезла дальше, и добралась чуть ли не до кроны.

Вот где-то там, на уровне третьего этажа, я поняла, что самостоятельно не слезу. Я ненавидела Лысого всеми фибрами души! Плевалась ему в лысину с высоты, но все время мимо. Вася, как человек мудрый, посоветовал Лысому прятаться, потому что вызвал пожарных, чтобы сняли меня с дерева. А с земли то я сто процентов попаду ему в лысину! Симпатичный, крепкий пожарный оторвал меня от ветки, а потом меня отрывали от Лысого, ведь я грозилась исцарапать ему физиономию.

Помнится, наблюдая за этим процессом, пожарный подметил: Вот так я и стала Кисой. По деревьям не лазаю, сплю на подушке и пью молочко Но сейчас у меня появилась возможность, выпить пива.

Официантка под шумок, принесла мне соломинку Его вопрос заставил всех повернуться ко. У меня глаза круглые. Делаю вид, что Васино пиво испаряется само по себе, а не я его из соломки пью. Вася провел взглядом по мне, по соломинке и остановился на собственном бокале. Я выплюнула соломинку, пока мне ею ничего плохого не сделали.

Он, не став дослушивать фразу до конца, протянул мне руку, приглашая на танец. Мы вышли ближе к сцене. Он молча обнял меня за талию. Но между нами оставалось расстояние. Я чувствовала себя неуютно в его объятиях. Избегала смотреть в лицо. Потому поглядывала на друзей. Они же что-то бурно обсуждали. Лева следил за нашим танцем, а Вася качал головой. Не знаю почему, но я не стала ничего отвечать, хотя в голове мелькнуло: Из бара мы пешочком отправились домой.

Прошлись по ночному городу, преодолели весь живописный бульвар, украшенный металлическими и каменными скульптурами. Лёва, Фима и Лысый свернули на "Яме" - узловой точке трамваев. Вася и Йорик не отставали - шли немного позади, вроде бы не мешая нам с Димой.

Хотя их присутствие сказывалось и влияло на настроение ухажера. Только он пытался положить руку мне на талию, как друзья начинали очень громко обсуждать последний бой в трансляции бокса.

Дима думал - шутят. Но когда и вправду, дошел со мной до подъезда, а парни прошли внутрь, скривился. Впрочем, почувствовал долю облегчения, ведь нас оставили одних. Но хочу, чтобы в следующий раз все было по-другому. Ты пойдешь со мной в кафе? Увидев мое озадаченное лицо, он замешкался. Но не в губы, а в щеку. Я шмыгнула в подъезд. Как-то целоваться на первом свидании мне совсем не хотелось, даже в щеку. А тут возникли двое из темноты.

Хочу посмотреть - она румяная или нет? Это уже будет не любовь, а привязанность. Любовь может и позже прийти. Не у всех же с бухты-барахты. Но даже через неделю, вторую и третью любовь к Диме так и не пришла в мое сердце. Мы продолжали время от времени встречаться. Вскоре ему должно было надоесть Впрочем, мне это надоело гораздо раньше. Я просто не придумала, как корректно сказать об этом парню. Каждый вечер он мне рассказывал об ужасах своей работы вместо сказки на ночь - такой триллер с расчлененкой по его мнению явно должен был способствовать крепкому сну.

Я на тот момент, уже перестала внутренне содрогаться от всех этих реальных событий, и даже воспринимать мир в черном цвете, опасаться прохожих. Я просто тихо все и всех ненавидела. Типа никто не найдет! Меня уже тошнило от его историй.

Ты выглядишь не очень! Чтобы не слушать подобных кошмарных вещей, я стала больше рассказывать о своих друзьях, о том, что прошло за день. Тем самым вызывая ревность у Дмитрия. Но либо ревность, либо триллеры из жизни. Я предпочитала первое из двух зол. Минное поле Бывают такие мерзкие дни, когда просыпаешься раньше будильника, весь в поту, потому что ты был мало того, что один, в темноте, так еще и рухнул с подозрительно высокого здания.

Распахнув глаза радуешься, что цел и невредим, но состояние такое мерзкое, измотанное Подниматься с постели не хочется. Стоя на кухне, понимаешь, что не только тебе снились кошмары - мама, судя по зверскому виду, всю ночь решала задачи бухгалтерии. Ссориться с ней совершенно не хочется не меньше, чем десять минут назад вставать с кровати, но все ведет к ссоре: Атмосфера накаляется настолько, что звенит в ушах. Бросаю одну, вторую ложку сахара, и, задумавшись, немного рассыпаю на стол.

Тишина в комнате зловещая. Понимаю, что сейчас. Поднимаю глаза на маму. Несколько секунд промедления показались для меня адски длинными. И вот она, наконец, выдала ожидаемое: Не можешь сахар нормально насыпать? Естественно то, как я взяла тряпку и, с каким выражением лица вытирала стол, ее также взбесило.

Короче, слово за словом, и меня чуть тряпкой не отлупили. Из дома на работы мы выходили молча. Папа, услышав еще первые позывные истерики, усиленно притворялся спящим до победного конца - пока две родные фурии не покинули дом. Второй курс пролетел незаметно, я бы сказала: Очень быстро настал третий. А значит и плата за обучение повысилась ровно на грн.

Радовала только одна перспектива - на пятом платить предстояло гораздо меньше. Пока что, чтобы не быть обузой родителям и самостоятельно оплачивать обучение, я подрабатывала, как и многие другие студенты - в магазине. Почему не в кафе? Там моя братия отпугивала щедрых и любвеобильных клиентов, которые пытались меня облапать. Потому карьера официантки быстро закончилась.

Пришлось искать что-нибудь более спокойное. Как выяснилось, слишком спокойное. Учитывая, что в отделе сидела я в полном одиночестве, то день тянулся скучно и противно. Парни были заняты и ни один, как назло, не позвонил, чтобы поговорить со. Посетителей тоже не. От тоски душевной, я разговаривала сама с собой, пела песни, танцевала, пару раз протерла витрину да, скука может сделать из нас тружеников.

Жизнь казалась статичной, чтобы я ни делала. А подлые клиенты все никак не приходили. Ту единственную парочку, которая заглянула в зал, я встречала едва ли не как родных. Судя по лицам, в первые три минуты, это их напугало, а потом - ничего, привыкли. Славненько начались мои каникулы. Я работала и работала, и работала Неделя за неделей были какими-то мрачными и совершенно одинаковыми. Сегодня, как вчера или позавчера, я сидела в кресле и таращилась на циферблат часов, ожидая конца рабочего дня.

За день я смогла продать только три пары женского белья. Уже было думала устроить наглядную демонстрацию, чтобы приманить клиентов. Но потом ужаснулась, прикинув толпу мужиков, и решила лентяйничать. Когда часы пробили семь, облегчения не последовало. На улице поливало, как из брансбойта. Шагнув на порог, я даже задумалась, а хочу ли я идти по лужам? Помявшись на пороге, я попрощалась с хозяйкой, заглянувшей под конец смены, и потопала домой.

Капли дождя казались такими тяжелыми, они громко барабанили по зонтику. Вода просачивалась сквозь плотную ткань кед, и вскоре в обуви уже "чавкало". В сумке болталась сменная рабочая одежда и туфли.

Но брести на каблуках по грязи и лужам я считала не лучшей идеей. Хотя любимых кед было ой как жалко.

ИЩУ ДРУЗЕЙ В ТИНДЕРЕ -- Парень Назвал Меня Старой!!

Но с другой стороны, испорчу туфли - придется долго на них копить. Короче, размышляя о финансовых проблемах, мерзкой погоде и мировой несправедливости, не заметила, как мне на хвост упала странная особа. Она провожала меня до самого подъезда. А когда мы дошли, решила вдруг позвать. Я обернулась, приподняла зонт. Она хмурилась, тоже разглядывала меня, а потом, неожиданно, изобразила верблюда: Одна песочница и одно ведерко на двоих?

Ее глаза стали такими круглыми и свирепыми! О загадочном парне я услышала уже через два с лишним часа, когда прикладывала лед к царапинам на лбу - эта чокнутая припечатала меня своей сумкой по голове, в пылу зависти, посчитав, что у меня жутко распутная жизнь.

После этого знаменательного события мы все же попытались найти общий язык в кафетерии за чашечкой горячего шоколада. Как ни странно, наши вкусы во многом совпадали. Но чем больше я слушала душе излияние Насти так звали это истеричное созданиетем больше понимала, почему у меня нет подруг и, наверное, не будет! Год - так, а потом стали жить. Я переехала к. Квартира однокомнатная, но жить было. Правда тогда, я не знала, что мне придется готовить, стирать, убирать и безвылазно сидеть дома.

Институт за прогулку я не считаю. Короче, получился такой ранний гражданский брак, - объясняла. Ты даже не представляешь! Он уходит ни свет ни заря, ты встаешь, готовишь ему бутеры, машешь платочком на прощание и снова падаешь спать. Потому что смысла уже. Тот час, который можно было поваляться, ты уже потратила.

Поэтому встаешь, теперь готовишь себе, красишься, одеваешься, идешь на пары Но ты все равно можешь рассказывать! Она еще сомневалась, стоит. Но, видать, некому было пожаловаться. Вот она и избрала меня жертвой - новую пассию ее бывшего. Все со своими мужиками, а я одна, - утерла красный нос девушка, трагично всхлипнув. Я б такое добро оставила под ближайшим кустом! Настя воодушевилась и продолжила список жалоб на Диму: Видимся два раза в неделю: В кино с ним не сходишь, в гости.

Поговорить с ним не о. Все девчонки на дискотеках, кутят, веселятся. А я сижу одна дома, готовлю ужины и смотрю мыльные оперы Подружки говорили, что я так себя порчу, старею. Что трачу зря время, когда могла бы уже выйти замуж за какого-нибудь крутого, типа Сени Высоцкого Посмотрела на меня и очень удивилась, сообразив, что самый завидный жених нашего города или даже страны, совершенно не известен такой недалекой особе, как.

Сеня не поддался на твой шарм? Или и с ним тоже приходится только и делать, что готовить, стирать, убирать? Девушка накуксилась и приготовилась повторно устроить конкурс по броскам сумочки на близкое расстояние. Девушка покраснела, как маленькая, отвела глаза в сторону и шумно выдохнула. Может твои подруги правы? Подумалось, как бы я чувствовала себя, откажись от меня братцы Передернула плечами и постаралась вообще такое в голову не брать!

Ососкова Лента. История первая: Письмо Великого Князя

Если уж мы с тобой все выяснили, что делать будем? Настя придумала только план по разборкам с той, которая мужика увела, а что делать с угнанным не знала. Уставший после тяжелого дня, он примчался на первый зов, окрыленный и счастливый. Погода ему при этом не мешала радоваться жизни.

Дима присел за стол, перед этим хотел наклониться и поцеловать меня, но я отстранилась. Он еще шире заулыбался. А я хочу кушать. Так что, общайтесь на здоровье. Встревоженная словами о тяжести, когда тебе кого-то не достает, я притормозила у двери Йорика. Как и ожидалось, весь состав друзей обитал в непогожий вечер.

Вася принес полотенце, бросил мне на голову. Я ведь и обратно шла под дождем. Пока обтиралась и приходила в себя, парни, почти не отвлекаясь от своего занятия смотрели какой-то боевиксделали мне чай и бутерброд.

Но вовремя проходящий из кухни к кровати Лева, ловким движением руки, скользнул ладонью в карман и извлек деньги. Лысый скривился, аж складки на лысине появились. Он носки каждый день новые надевает! Началась возня, вопли, толкотня. Мировое Зло, как ни странно, в Армагеддоне участвовать отказывалось и держалось в сторонке, втихаря доедая чипсы. Под этот хруст, под эти привычные звуки ссоры я уснула.

Не знаю почему, но семейные битвы между парнями действовали на меня успокаивающе. Я чувствовала себя гораздо спокойнее и защищеннее, чем под крылом родителей. Я бы муркнула, да ведь кошка я не настоящая. Киса, которая гуляет сама по себе Как я уже говорила, подруг у меня не. Случилось это еще в эпоху, когда моя наивность просто зашкаливала и я всех людей считала очень хорошими. Словно все произошло вчера, я в точности помню, как именно в мою жизнь вошло первое разочарование - первая подруга.

Я ехала на консультацию перед вступительным экзаменом в институт. В троллейбус набилось много людей, и среди них я заметила одну очень яркую персону: На этой короткой стрижке каким-то чудом держались два хвостика! Пестрая барышня еще и эротично облизывала Чупа-чупс. Естественно, все мужчины и парни таращились на. Я посмотрела и забыла. Но она вышла на моей остановке. А когда свернула в тот же проулок, я поняла, что цель ее посещения приемной комиссии та же!

А можно с вами познакомиться??? Блондинка остановилась, вынула изо рта конфету и уставилась на меня так, будто я не просто лесбиянка, каких свет не видывал, но еще и дикая маньячка, нападающая на нормальных барышень средь бела дня. Защищаться она собиралась, наверное, Чупа-Чупсом. Я всерьез устыдилась собственному порыву и исправилась: Вы, наверное, тоже на консультацию? У девушки от души отлегло. Протянула мне руку и представилась: Надеюсь гонять за границу, общаться с нефтяными магнатами и выйти замуж за миллионера!

Мы заговорились и к корпусу пошли. Быстро нашли много общего, а уже через три минуты, Люся настолько прониклась моими выходками, что с тем самым шокирующим вопросом стала приставать к другим людям. Ее жертвой стала Нина: Мне она не сразу понравилась. Но, несмотря на это, мы подружились. Нина оказалась для меня более "долгоиграющей" подругой, чем легкая и прямолинейная Люся.

На первом курсе мы сидели на одном ряду. На перерывах держались друг друга, делились последними новостями и встречались за пределами института. Далеко не привлекательный вид Нинки компенсировало ее чувство юмора. С ней всегда было интересно и забавно. Она умела окружать себя ореолом уверенности, и потому люди к ней тянулись и даже пытались заслужить ее уважение, внимание. Парням она тоже нравилась. У моих братцев она вызывала спорные чувства.

Самой же Нинке нравился парень с факультета журналистики. Мне, если честно. Он всегда ходил в бейсболке и часто надевал розовую майку. Из-за него Нинка не только торопилась на перерыв, чтобы выпустить весь заряд стрел-взглядов, но и взяла измором куратора нашего курса ради выяснения номера телефона.

Эльмира Георгиевна даже отдала ей на растерзание анкеты журналистов, лишь бы влюбленная переводчица перестала трепать нервы и конючить каждое утро.

И добившись своего, Нинка по вечерам звонила Юре и терроризировала его, не признаваясь в том, кто она. Короче, по идее, за неделю дистанционного, анонимного общения, он хорошо выучил ее голос и смех, потому подруга на перерывах старалась тише смеяться.

Мне казалось это глупостью А в тот момент я всячески разделяла забаву одногруппницы. Они вчера всей группой гужбанили.

Вчера выяснила - девушки у него нет! Она в последнее время стала слишком заносчивой в общении с Ниной. Девчонки могли погрызться по любой мелочи и потом по очереди жаловались мне в тайне одна от. Только Нина хотела взорваться и выпалить пару ласковых, как Люся изменилась в лице. Девушка хищно выгнула спину, красиво сложила тонкие пальчики, сжав длинную сигаретку, и устремила полный азарта взгляд на вход в корпус.

От нашего декана балдели все отделения и курсы. А Люська возглавляла движение фанатов. Ей вообще, как выяснилось, нравились зрелые мужчины. Он же, словно, услышав комментарий, вдруг остановился и пошел к.

Судя по Люськиному выражению лица, она приготовила вилку и нож, а вот про слюнявчик забыла. У вас последние пары отменяются. Как выяснилось, с пар нас снимали ради того, чтобы мы привели себя в порядок и смогли составить собой массовку в первых рядах вместе с журфаком на городском концерте.

Мы пищали от восторга! Что может быть лучше подобного прогула? И мы немного растерялись, не зная, на что его потратить. Тут Нинка предложила поехать к. Мы сначала согласились, пока не узнали, где живет подружка. А жила она чуть ли не на окраине города, за кладбищем. Во всяком случае, пока мы проезжали мимо него, живенькое настроение утихло. Нинка же без умолку рассказывала о своем двоюродном брате. На конечной остановке мы твердо были уверены, что Кира это имя парня: В общем, к моменту, как мы переступили порог квартиры, то заочно были влюблены в этого сказочного принца.

Хозяйка дома выглянула, чтобы поздороваться с нами. Нинкина мама была приятной женщиной. Впрочем, о какой маме такого не скажешь? Мы смущенно ей улыбались, заранее чувствуя за собой какую-то вину. Нина, привела нас на кухню, усадила за стол, поставила перед нами тарелки с зеленым борщом.

Надо сказать, что Люсинда у нас в еде была жутко привередливой. Поэтому она возила ложкой в темной жидкости и иногда приподнимала ее, почерпывая овощи, картошку.

Мы смотрели за этим процессом, а Нинка уже готовилась возмутиться, мол, не собиралась травить одногруппницу. И как всегда не поспевала за Люськой, которая обнюхав кусочек чего-то землистого цвета, вынесла вердикт: Ну, что это такое???

Я такое не ем! Но тут Люся попробовала на вкус этот маленький комочек подозрительной субстанции и выдала следующее: И она набросилась на борщ, умяв свою порцию достаточно. Я никак не могла понять, как в такую худющую девицу вмещается столько продуктов, потому что после первого, последовало второе и десерт, с которыми Люся справилась молниеносно. Для меня и первое осилить было очень трудно. Послание парню имело следующее содержание: Так как знакомство не задалось, Нинка отправила нас обратно, готовиться к грядущему мероприятию.

Как все приличные девушки, мы с Люсей топтались перед зеркалом. Тогда я была не только наивной, но и весьма озабоченной собственной внешностью. Мне дико хотелось мужского внимания, как нормальной девушке. Уже час мы проводили операцию по созданию привлекательного лица. И каждая оперировала свое собственное. Я без задней мысли, с одним накрашенным глазом, пошла открывать двери.

А там Мировое Зло! Но, оценив мой макияж, решил спросить совершенно о другом: Тут-то нашла коса на камень: Они пару секунд осматривали друг дружку, а потом Ефим решил представиться, поймал протянутую ему руку через порог и коснулся ее губами. И я закрыла перед Злом дверь прежде, чем от стрельбы глазами появились первые жертвы.

Люська за такой облом на меня обиделась. Мне не хотелось об этом думать, но уже в тот момент я потеряла ее как подругу. Вскоре мы перестанем разговаривать, и даже видеться, потому что найдя способ встречаться с Фимой она наплюет на учебу, а потом и на.

Отношения их продлились также долго, как любые другие Фимины приключения - почти неделю. Но случилось это чуточку позже. А пока мы торопились присоединиться к одногруппникам. Несколько курсов нашего института уже замерзало под прохладным дуновением ветра. В разношерстной толпе студентов обнаружилась наша Нина.

С братом и его другом. Как выглядел обещанный нам принц? Минус шикарный развивающийся плащ - на парне была спортивная куртка. Минус сантиметров пятьдесят роста. Хотя конь, пожалуй, живет в душе некоторых мужчин. В тот момент я не стала так детально присматриваться к парню. Другими словами, моему разочарованию не было предела: Фигура у него оказалась спортивная, взгляд искристый.

И тут принц заговорил. Сначала вполне хорошо, как джентльмен, а потом - мат на мате. Наши уши смогли воспринимать его адекватно лишь через два часа. Да и то они были уже изрядно измучены попсой, звучавшей со сцены, так что исторгаемые принцем звуки попросту не умещались в голове.

Нашу численную армию грызунов гранита науки провели через охрану и ограждения, чтобы мы смогли составлять массовку у самой сцены. Мы старались как могли: А потом был фейерверк. Все небо раскрасили красивые разноцветные цветы из маленьких огоньков.

Созерцание этого вызывало невольную улыбку. Я поняла, что улыбаюсь только, когда мои щеки заболели. Шея тоже ныла, ведь стоять, задрав голову, тяжело.

И вот какое странное дело! Фейерверки совпали со странными и забавными ощущениями в моей душе, возникшими, когда рука Киры легла на мою талию.

Мне стало подозрительно тепло и приятно. Я подумала, а не тот ли это славно известный "пшик", то есть "ёк" о котором твердит Йорик. Потому я присмотрелась к Кире повнимательнее и прислушалась к собственным ощущениям. Сарафанчик В определенный момент я поняла, что влюбляюсь. Я не знаю, как происходит это у других людей, но мне было легко дышать и ходить. Мир вокруг был ярким-ярким.

Вот правда, в цивилизованном обществе с Кирой притяжение земли срабатывало, и не только оно Появлялся острый стыд и пилил. Наверное, потому что Кира через слово матюкался, а точнее он так изъяснялся. Меня же воспитывали строго воспитателей хоть отбавляй! У меня даже уши пухли от его словарного запаса, какое-то время. Правда, ребятам это не понравилось.

Я как-то, сидя за общим столом, попросила передать мне бутерброд, использовав набор слов из жаргона строителей Кира ведь работал на стройке. Лысый перестал жевать и позеленел - подавился. А через час, я пускала мыльные пузыри в ванной, промывая рот водой и ругаясь, боялась сболтнуть лишнего.

Мировое Зло в консилиуме участия не принимал. Он как истинное Мировое Зло сражался с добром, то есть со всем добром, которое имелось на столе, уничтожая его путем поедания. Бутерброды, яичница, салат канули в бездну желудка Фимы. Фима вытер уголки губ салфеткой, будто закончил ужин в дорогом ресторане и гаденько ухмыльнулся.

Тебя же нереально прокормить! Он сказал это и в комнате стало гнетуще тихо. Все смотрели на Фиму, он - на. Парень подумал, подумал и все-таки решил объяснить в чем "соль" шутки. Пожалуй, я не говорила, но Ефим у нас не простой. Во-первых, он сын весьма состоятельной еврейской семьи. Во-вторых, в семье его действовали жесткие, старинные законы. В-третьих, отцу надоело поведение отпрыска, и он решил женить недоросля на приличной девочке, которая бы его воспитала.

Тут снова все устремили взгляды ко. Только вместо вопросов, в них читалась надежда на спасение товарища, сомнение, крупица ревности и голод. Последний исходил от "жениха". На нервной почве у Фимы заурчало в желудке. Я честно попыталась вообразить себе нашу супружескую жизнь, пусть и фиктивную.

Не то, чтобы не получилось Но мне стало противно от чувства, что все это дико неправильно, противоречиво и противоестественно! Лысый и Лева выдохнули, Йорик засмеялся, а вот Вася усиленно размышлял, где брать приличную невесту. Я надеялся, что если приведу Кису, то отец, скрипя зубами, но успокоится и примет все, как. Мы все положились на него в этом вопросе, и временно проблему женитьбы товарища выбросили из голов.

Но кончилось все серьезной семейной ссорой и уходом Фимы из семьи. Приезжая к Томянкиным в гости после работы, я думала, что пусть Кира и плохо на меня влияет, да только не хочу я с ним расставаться. Как-то уютно мне в его компании. Остановившись у высокого серого здания, посмотрела на окна седьмого этажа. Ухмыльнулась сама себе, и подумала, что сейчас нежданно-негаданно объявлюсь на их пороге.

Я обещала приехать в восемь вечера, но получилось отпроситься и уехать пораньше. Сегодня Кира с Нинкой позвали меня на просмотр ужастиков. Естественно, остаться я должна была с ночевкой. Не думайте ни о каких пошлостях. Мы планировали сидеть и дрожать перед экраном, как пионеры. Только я собралась позвонить в двери, как те открылись и Кира втащил меня через порог. На столе было накрыто только на троих. Мама и папа Томянкиных благополучно поужинали и теперь смотрели телевизор в собственной комнате, где дети их не доставали.

Поужинав, мы с Нинкой рылись в шкафу, пока Кира искал кассету с фильмом. Подруга была раза в два шире меня, еще и ниже. Так что в своем гардеробе для дорогой гостьи она с трудом нашла один красный сарафан в черный горох. Я расслабилась и понадеялась, что больше он при мне ни одного дурного слова из непечатного лексикона не скажет, а значит, с ним можно будет показаться в обществе моих братцев. Даже старая и потертая вещь сестры, примеренная на меня, произвела на парня впечатление.

Он признал, что выгляжу я в сарафане классно. По идее он должен был внушать ужас и отвращение. События развивались в эпоху Второй мировой, на территории Японии, Кореи и Китая. Мы смотрели, как издеваются над пленными, какие опыты проводят над. У меня кровь в жилах стыла. Меня мутило от вида крови и от того, как доктора потрошили тела живых и мертвых. Но парень не мог молчать, когда портили продукты для неблаговидных дел.

Дальнейший диалог свел весь страх на. Мы размышляли о том, как создаются муляжи трупов и внутренностей Она очень внимательно слушала наш диалог.

Мы перешли на шепот. Нинка уснула, а проснувшись зареклась смотреть с нами фильмы. Платонические отношения между мной и Кирой устраивали меня больше, чем какие-либо. Мне было хорошо на такой стадии. Ярким пятном запечатлелась в моей памяти та ночь, когда я осталась у Томянкиных с ночевкой. Втроем мы спали в комнате Нины. Мы с ней на кровати, а ее брат - на полу. Я лежала на краю, сунув в уши гарнитуру, и слушала подборку, сделанную Фимой.

Моя рука свисала с дивана. Засыпая, я почувствовала, как мои пальцы переплелись с чужими. В слабом свете увидела Киру. Он забавлялся, изучая мою руку. Он потерся о них щекой. Я поделилась с ним наушником А потом мы делили одно одеяло и матрас, лежа на полу. Не помню даже, как это приключилось. Просто слушать музыку оказалось удобнее лежа. Мама Томянкиных заглянула к нам в комнату и удивилась, обнаружив гостью на полу.

Мы же спали, взявшись за руки. Это было красиво, славно и трепетно. Не помню, молилась ли я о том, чтобы наши отношения продолжились в том же русле. Но мне очень хотелось ощущать ту легкость как можно дольше. Однако подобное описывается только в сказках, да и заканчивается со словом "Конец" на последней странице. Все развеялось четырьмя днями позже. Обычно в институте было весело. Пары проходили с переменным успехом: Больше всего я обожала английский.

Преподавал нам бывший посол и рассказывал все подробно, доступно. На первой паре мы конспектировали лекции и вовремя останавливались в своей писанине, когда лектор вспоминал забавные случаи из практики посольской деятельности. Но после лирического отступления он снова повернулся к доске и стал писать упрощенную таблицу времени. Люська сидела рядом со мной на первой парте перед столом преподавателя и жевала жвачку.

Вид у нее был отрешенный. Потому как с Фимой у них отношения совсем разладились. Можно на секунду расслабиться. Хорошо детям, которые пронеслись мимо, они не знают ни бесконечных бумаг, ни докладов, ни бессмысленных разговоров - "совещаний по комиссии по Дети играют в войну, завистливо косятся на старших братьев, возвращающихся домой после года отлучки в форме, с погонами и нашивками, копят всякую военную мелочёвку Кто-то мечтает о военной карьере, кто-то нет - но в войнушку все играют с одинаковым упоением.

И не знают, что офицерская служба в "элите элит" - Лейб-гвардии - это всего лишь бумажная тягомотина. Вот так вот неромантично, неэпично, непоэтично И слава Богу, что именно так! Война - всегда много хуже. Пусть даже дети этого не знают, видя одну романтику. Пусть даже считают войнушку - достойной игрой. Хотя среди этих детей есть - наверняка - и те, кто мог прикоснуться к правде.

У кого отцы по ночам стонут, барахтаясь в кошмарах, и матери не могут вымолить мужей с той войны, что осталась в этих снах. Ночь, кошмары, посиделки до рассвета на холодной кухне - один на один с призраками, среди неслышных взрывов и криков Всё это офицеру, что глядел на детей, было знакомо, но, по счастью, у него нет жены, которая плакала бы, или детей, которые боялись бы ночью слушать его стоны.

Что, вообще-то, ничуть не. Стоит ли мир этого? Стоило ли втягивать в войну сотни молодых людей со всей России - ради одной небольшой страны на границе Империи, которая даже не входит в её состав?. Иногда офицера посещала нехорошая мысль, что вовсе. Но прошлого не изменить, теперь надо ещё уберечь будущее от этого, чтобы те дети, что бегают по проспекту с криками "В атаку! Забол и Выринея - беспокойные соседи. Сейчас поутих, но стоит ситуации накалиться - будут и взрывы, и призывы к священной войне, и перестрелки в горах.

Офицер ещё раз вздохнул, бросил взгляд в окно на паркующуюся машину и прикинул время. Да, похоже, это к. Но тут пронзительно заверещал телефон, и офицер поднял трубку: Звонивший перебил его, что-то сказал, и мужчина раздражённо ответил: Вздохнул, ещё раз поглядел в окно и, оставив со своего компьютера пометку для дежурного в электронном журнале, скорым шагом вышел из кабинета, недовольно размышляя, отчего это он всем понадобился, кто о нём и не вспоминал до. Судьба ли это, и не предвещает ли оная судьба чего-то нехорошего.

Под колесом захрустел лёд. Машина с шорохом ткнулась шиной в бортик тротуара и остановилась, услужливый и юркий, как выдра, шофёр, заглушив мотор, выскочил и распахнул дверцу пассажиру.

Из машины вылез невысокий кряжистый мужчина в офицерской форме, потоптался на месте и решительно двинулся к стеклянным матовым дверям здания, проезд к которому - ограда, шлагбаум, пропускной пункт - оставили позади мальчишки. В мужчине было что-то гномье. Он был невысоким, квадратным, только бороды не хватало, а подчинённым так вовсе напомнил портативный танк - устойчивый и непреклонный. Шофёр проводил до дверей и вернулся в машину. Гном в военной форме вошёл в здание и двинулся к стойке дежурного.

У неё стоял, нетерпеливо переступая на месте, белобрысый мальчик, одетый, что было удивительно для этого здания, в обычную куртку и ни менее обычные серые джинсы. Гном прекрасно знал, что в этом здании гражданских не бывает. Дежурный препирался с кем-то по внутреннему телефону, и ему было глубоко не до пришедших.

Неопределённо взмахнув рукой и выкрикнув в трубку, что "вокруг сплошной детский сад! Подросток оставил размашистую подпись и торопливым шагом, переходящим в бег, направился в сторону лестницы. С куртки, уютно расположившись между лопаток, на Гнома глядел большой оранжевый пацифик - знак мира и хиппи. Гласными мальчик, по-видимому, пренебрегал в основной их массе, а писать предпочитал на "дореформе" - с дореволюционной орфографией. Что же, на "дореформе" писать никому не возбранялось - даже документы, только их надо было повторять в обычной орфографии.

Интересно, что бы это была за фамилия - Бредин, не иначе? Оставив аккуратную запись о себе, Гном вернул журнал дежурному, который только сейчас оторвался от разговора. Завидев знаки различия посетителя, дежурный вскочил и поспешил отдать честь "его высокопревосходительству". Гном рассеянно кивнул и спросил коротко: Впрочем, дежурный и сам прекрасно знал, а если и нет - прочитал в журнале.

Подождёте здесь или у кабинета? Это на третьем этаже через холл налево - и по правую сторону сразу Гном кивком поблагодарил за информацию, развернулся, не отвечая, и всё такой же неумолимой танковой поступью направился к лифту. По лестницам пусть бегают дети - их время. Лифт за считанные мгновения поднял мужчину на третий этаж и медленно раздвинул двери. В холле этажа было пусто, тихо и светло. Со своих портретов на стенах спокойно взирали на единственного посетителя герои и полководцы недавнего прошлого во главе с его императорским величеством Кириллом Тихоновичем, родителем нынешнего Государя.

Гном неторопливо приблизился к ним, остановился где-то на углу, где торжественная галерея загибалась в коридор. С крайнего портрета ему добродушно усмехался в усы старик-генерал в парадном мундире Императорской Лейб-гвардии, в просторечье именуемой Белой Гвардией за ведущий цвет парадной формы. Дед на любой картине, которую Гном видел на своём веку, казалось, глядел прямо в душу своему внуку. И всегда добродушно и ласково усмехался, так что вокруг глаз собирались маленькие, похожие на солнечные лучики морщинки.

Дважды герой Империи, кавалер четырёх орденов - среди них и знаменитого ордена святого Георгия, военный министр, гений-полководец Когда-то Гном мечтал быть таким же, как дед.

А потом понял, что вечно подражать кому-то не стоит, - но было уже довольно поздно. Гном с усилием отвернулся и тяжело присел на стоящий у стены кожаный диван. Скупым, отмеренным движением потёр шею и откинулся на спинку.

Ждать под дверью, конечно, Гному было не по вкусу, но в этом здании свои порядки, и жизнь идёт без остановки вне зависимости от мнения одного человека, пусть даже и с генеральскими погонами. Гном прикрыл глаза и принялся терпеливо ждать, погрузившись в свои мысли. Спустя некоторое время неподалёку по коридору послышались шаги - Гном чуть улыбнулся, отметив армейскую чёткость, и открыл. У дивана остановился тот, кого Гном здесь, собственно, и ждал.

Пришедший медленно и молча отдал честь и, дождавшись скупого кивка, открыл дверь кабинета: Гном медленно поднялся и вошёл, а следом, прикрыв за собой дверь, зашёл и обитатель кабинета. Он не носил теперь своей знаменитой кепки, от шрама под глазом осталась тоненькая полоска, становившаяся заметной, только если лицо покрывал загар.

Но всё равно он не изменился, внутренне уж точно - в прошлом капитан, а теперь полковник Заболотин-Забольский. В первые несколько лет после войны его знали в лицо, но Заболотин-Забольский всегда избегал известности - и теперь о нём вспоминали только дети. Зато в их памяти черноволосый, как цыган, капитан в простой солдатской кепке намертво сросся со словом "герой" Но Гном был уверен, что даже если дети столкнуться с полковником сегодня нос к носу - всё равно не узнают.

Потому что вряд ли ожидают увидеть своего кумира на обычной улице: Что же, его право - уходить от излишней славы в тень амплуа "просто офицера". Его право и его. А кому надо, те и так знают тихого полковника из Московского Управления Лейб-гвардии. Сел и полковник, рассеянно отложил в сторону все бумаги и облокотился локтём о стол, подперев кулаком подбородок: Гном поглядел на парадный портрет Государя Константина Кирилловича, что висел, как положено, у стола полковника, и спросил: Возникли некоторые изменения в положении вещей, которые Увидев, чьей печатью он запечатан, полковник изумлённо подался вперёд.

На минуту в кабинете повисла тишина, так что стал слышен недовольный мужской голос, отчитывающий кого-то в коридоре. Сижу в Управлении, никого не трогаю Он хотел продолжить цитату дальше, про примус, но передумал: Заболотин-Забольский удержал недоверчиво-выразительное хмыканье - как же, его гость, да "знаниями не располагает", - и внимательно прочёл письмо.

По лицу промелькнула и сразу скрылась улыбка. Гном наблюдал за полковником исподлобья и не шевелился. Тут, одновременно с коротким стуком, в дверь сунулась было белобрысая голова, но, узрев, что полковник в кабинете не один, ойкнула и сразу исчезла. Там вас хотели увидеть Лучше машину подгони, Сиф.

Волшебник Изумрудного города - удивительные превращения Гудвина - Александр Волков

Улыбка Заболотина-Забольского показалась Гному весьма странной - он бы даже назвал её "ехидно-мстительной": Ты же и не собирался, нет? И воспитанник, - пояснил Заболотин, вставая, и подхватил шинель, висящую на крючке рядом с дверью. Гном потёр переносицу и кивнул. Все движения - даже такой кивок - были коротки и совершались будто неохотно. Зачем суетиться, зачем лишний раз дёргаться? Полковник покинул кабинет первым. Во всех таких "неофициальных" визитах было своё преимущество - вытягиваться, прищёлкивать каблуками и орать "Так точно!

Они прошли мимо портрета славного предка Гнома, пересекли холл и спустились по лестнице на первый этаж, неожиданно оказавшийся оживлённым и шумным. Видимо, момент "затишья" миновал, и жизнь вернула всё на круги своя: Коротая время, один молодой поручик устроил на стене настоящий театр теней. Причудливо складывая пальцы, он весело и в лицах рассказывал какую-то историю, а на бежевой стене плясали тени собак, кошек и птиц.

Кажется, это была сказка про колобка И с сюжетом тоже новым. Генерал Генералович, - рассказывал тем временем поручик, нацепив на кулак свою фуражку, чтобы получилась "генеральская" голова. Генерал Генералович крякнул, да и спрашивает хитро: А Колобок ему в ответ: Я Родину и без спины защищу! А Генерал Генералович ему Но дети эти - с Кавказа недавно вернулись Олег - дважды контужен, лишился глаза, представлен к "Анне" и скоро будет произведён в штабс-капитаны, уже в списки занесён А всё равно ребёнок.

Иногда мне кажется, что это всё - вопреки Гном ничего не ответил, только глянул ещё раз на поручика, у которого Колобок уже убедил Генерал Генераловича и теперь проходил медкомиссию. Гном отвернулся и пошёл к выходу. Заболотин ещё раз улыбнулся обернувшемуся к ним поручику и широким шагом догнал "его высокопревосходительство". В молчании Гном и Заболотин-Забольский вышли из здания. У крыльца уже ждала серебристая волга-"пичуга", небольшая и удобная для города машинка, - а неподалёку стояла и машина Гнома.

Его шофёр, заметив вышедших, почти бегом направился к ним, с виноватым и в то же время сердитым лицом. Где-то над головой чирикали птицы, шумел впереди проспект. Пока Гном, чуждый созерцательности, разговаривал со своим шофёром о чём-то, полковник огляделся кругом, с удовольствием вбирая взглядом привычную, ещё почти не успевшую смениться с зимы картину, и направился к ожидающей его волге.

Тут же, как чёртик из коробки, из машины выскочил подросток в рубашке с погонами фельдфебеля и распахнул перед полковником дверцу. Полковник покачал головой и сделал знак маленькому фельдфебелю, чтобы тот закрыл дверцу машины - мол, не прямо сейчас едем.

  • Олдос Хаксли. Контрапункт
  • АВГУСТОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ, Из опыта работы педагогов- библиотекарей
  • Волшебник Изумрудного города - удивительные превращения Гудвина

Названный Сифом пожал плечами, захлопнул дверцу и прислонился к ней спиной. Заболотин-Забольский стоял рядом и молчал, глядя в сторону гостя. Тот вскоре оставил своего шофёра и приблизился к полковнику. Мальчик покосился в его сторону и отошёл, на ходу обернувшись, но полковник его не позвал обратно, о чём-то уже говоря со своим посетителем.

Мировая несправедливость в лице родного полковника и без слов испортила настроение. Жалуясь вполголоса, мальчик подошёл к самой ограде и прислонился спиной к столбу.

Там, за забором, текла жизнь. Спешили мимо люди, проносились машины И, как обычно, всем на всех было наплевать. Слишком быстро всё вокруг менялось, особенно на дороге. Мальчик вздрогнул и обернулся, всё ещё хмурясь. С той стороны ограды стоял поручик в шинели с лейб-гвардейской нашивкой на рукаве и весело глядел на мальчишку.

Вместо форменных брюк на нём были тёртые серые джинсы, и в их карманах руки исчезли по самые запястья. Рукопожатие распалось, и "Индеец" потёр пальцы, а "Кот" таинственно ухмыльнулся и пояснил: Твоему полковнику помогать, с бумагами бегать Как ты так живёшь? А мы всё равно уезжаем сейчас, - глубокомысленно протянул младший офицер. Потом подумал и добавил: Разговаривать с бывшим сослуживцем было странно - вроде того, как заглядывать в собственное прошлое.

А этого, если честно, не хотелось, посему юный фельдфебель кивнул Котомину на прощание и неохотно потащился к машине, у которой его уже ожидали полковник и его таинственный спутник, чем-то похожий, с точки зрения мальчика, на танк. Его высокопревосходительство с нами, его машина, если не вдаваться в технические подробности, заглохла, - когда мальчик подошёл, оповестил Заболотин-Забольский. Заболотин выжидающе поглядел на своего гостя, тот кивнул: Полковник сел впереди, мальчик, обежав машину, устроился на месте шофёра и завёл мотор.

Шлагбаум и в самом деле успел подняться, и юный водитель ловко вырулил на проспект, изредка колотя ладонью по рулю, сигналя мешающим машинам. Гном посмотрел на куртку, лежащую рядом с. Оранжевый пацифик всё так же дразнил взгляд. Впрочем, и лохматая причёска шофёра была совершенно неуставная, с армейским "ёжиком" имела совсем немного общего, да и джинсы ну никак не тянули на форменные брюки. Полковник удивлённо приподнял брови, но затем понял причину и кивнул.

Мальчик, не задавая лишних вопросов, газанул, одной рукой пристёгиваясь. Вёл он довольно лихо, но с опытной ловкостью, которую не заменит никакая теория. В столь юном возрасте фельдфебель не первый день был за рулём - это чувствовалось.

Да и на то, чтобы выдать ему права до совершеннолетия, требовались очень веские основания. Лейб-гвардия, конечно, себе многое может позволить, но пустить за руль ребёнка, который не умеет водить, - это вряд. Другой вопрос, какие, потому что по внешнему виду мальчика нельзя было сказать, что перед Гномом Я в гражданке, потому что из школы. Только, вот, рубашку переодеть успел, - хоть обращаться первым к старшему по званию было и не совсем по уставу, но юного шофёра это не смутило.

Кто ещё тебе права в пятнадцать лет даст?

История первая: Письмо Великого князя

Похоже, то была серьёзная угроза, потому что подросток тут же замолчал и стал сосредоточенно глядеть на дорогу. Гном мельком подумал, что на вид мальчику пятнадцати не дашь. Тринадцать или четырнадцать с большой натяжкой. Откуда он вообще взялся в Лейб-гвардии, да ещё и в унтер-офицерском чине?

Сплошные вопросы, упирающиеся друг в друга. Некоторое время в машине царило молчание. Сиф развлекался обгоном попутных машин, Гном безмолвно сидел сзади, глубоко уйдя в свои думы и не желая говорить о деле, Заболотин-Забольский отстукивал по колену какой-то ритм, краем глаза наблюдая за своим шофёром. Через некоторое время, когда молчание, казалось, зацементировалось, полковник произнёс: Сиф чуть было не пропустил нужный съезд и повернул машину так резко, что ещё бы чуть-чуть, и полковник полетел бы на своего юного водителя.

Только Гном на заднем сиденье не шелохнулся. Ничто не могло поколебать его танкового равновесия. Выровняв машину, мальчик глубоко вздохнул, успокаивая внутреннее волнение, и спросил тихонько: Облегчённый автомат Калашникова "третьего поколения" - это не дубина питекантропа А облегчённый калаш со сбалансированной автоматикой.

Три детали обозначить - и готово, - пробурчал Сиф. С выдвинутым обвинением он не спорил. Заболотин-Забольский даже подумал, что ослышался.

Его ординарец никогда не любил выказывать свою неуверенность. А Каше она вообще семь нарисовала. Переваривать поступающую информацию становилось всё труднее. Жизнь вдруг оказалась разнообразнее, чем он ожидал, и, причём, происходила прямо у него под носом - и это было неприятно. Для офицера Лейб-гвардии, которому по чину положено знать всё - уж, по крайней мере, о собственном ординарце - вдвойне.

Заболотин-Забольский ещё некоторое время молчал, стараясь уложить у себя в голове, что его ординарец, маленький лохматый фельдфебель, в школе может быть каким-то совсем другим человеком. Чем "сюрпризнее" сюрприз, тем интереснее. Если ты неожиданно узнаёшь, что твой воспитанник более чем неравнодушен к течению "пацифистов и прочих хиппи", жизнь ехидно хихикает, а ты Ты, полковник, потомственный военный, - некоторое время не знаешь, что ей ответить.

Через несколько минут старший офицер всё-таки поинтересовался намеренно нейтральным тоном: Полковник покивал, подумал и задал следующий вопрос: На губах заиграла ехидная улыбка, слишком похожая на усмешку этой треклятой, любящей неожиданности жизни. Всему есть предел, особенно наглости. Особенно вот в такие дрянные, глупые моменты. Вот так Гном и узнал расшифровку таинственной фамилии "Брдинъ".